Ведь завтра что-то будет?

kavalier

Новичок
Не пьет 1 месяц 21 день
Регистрация
7 Окт 2019
Сообщения
132
Пол
мужской
и автор не пьет: 11дн.
"Эту маленькую историю я написал о человеке, с которым ненадолго познакомился лет 12 назад. Я жил с ним в рабочем общежитии, и, наблюдая за его образом жизни, написал эту историю как предостережение для него - нацарапал в тетрадке и вручил лично ему в руки. И всё бы ничего, только совсем недавно я осознал, что сам становлюсь своим же персонажем..."
Ведь завтра что-то будет?

Утро началось с похмелья. Снова почувствовав тошноту, Игорь накрыл лицо одеялом. Он даже не пытался встать. Лишь прижав колени к животу, он жалобно стонал. Так продолжалось уже пятнадцать минут. Как раз столько времени назад лучи утреннего солнца зашли в стекло лишь слегка зашторенного окна и, как казалось самому спящему, просто вонзились ему в лицо. Игорь проклинал вчерашний вечер. И, скорее, не за количество выпитого, а за то, что не догадался закрыть эту чёртову штору.

-Ох, блин, - вновь проскулил он, пытаясь вспомнить, что произошло вчера.

Заметив, что голова раскалывается от этого ещё больше, он мгновенно бросил эту затею. Почувствовав, что одеяло мешает ему дышать, он откинул его в сторону. Луч солнца, словно ждал этих действий со стороны своей жертвы – тут же ослепил беднягу. Закрытые веки слабо помогали. Казалось, что свет проникал сквозь них в самый центр головного мозга и под уже образовавшийся там ритм: «Бум, бум», начинал подплясывать.

Игорь, даже не попытавшись открыть глаза, с трудом встал с постели. Привкус рвоты подкатил к горлу. На удивление быстро, хотя ноги и казались словно ватными, он рефлекторно нашел дорогу в коридор, а затем и в туалет. Спустя десять минут, он вышел оттуда и, облегчённо вздохнув, вошёл в соседнюю дверь – дверь ванной. Нащупав в темноте выключатель, он нажал на кнопку. Как только свет тусклой лампочки проник во все уголки маленькой комнаты, Игорь впервые за это проклятое утро открыл глаза и тут же встретился со взглядом своего отражения в огромном, размером во всю стену, треснувшем зеркале.

-Какой ужас, - поприветствовали они друг друга.

Игорь открыл кран и, даже не дождавшись, когда ванная наполнится, плюхнулся в лужицу с холодной водой. Заметного облегчения не было, пока ванная не набралась до половины.

-Твою мать! – произнёс он, вновь увидев человека за стеклом.

«Ох, докатился» - с этой мыслью он с головой погрузился в воду.

Физиономия, которая смотрела на него каждое утро из этого зеркала со временем становилась всё чернее и чернее. Взгляд, в котором когда-то наблюдался не всем данный оптимистический, жизненный свет – теперь стал бесцельно тусклым, будто вовсе неживым. На лице стали выделяться скулы, уши стали слегка оттопыренными. За последний год отражение Игоря очень похудело. Не сам Игорь, а только его отражение. Лишь его он видел каждое утро, и лишь по утрам он осознавал, что мелкими шагами приближается к пропасти.

Холодная вода не помогала. Он знал это. Он знал, что нужно было выпить. А ещё он знал, что у него нет ни копейки за душой. Да и души-то впрочем-то и… Хотя, это был спорный вопрос; что-то человеческое в нём всё-таки было, хотя бы облик да речь.

Даже не вытираясь, он вышел из ванной. Нагишом прошёл на кухню. С надеждой обшарив полки единственного находящегося там предмета мебели-
старого кухонного стола и единственного прибора бытовой техники - антикварного маленького холодильника, не работающего уже более месяца, он понял, что снова ничего не оставил на опохмел. Пустые бутылки, мирно лежащие на поцарапанном паркетном полу, были явным доказательством того, что вчера было выпито всё, впрочем, как и позавчера и поза-поза… Но смутная надежда почему-то всё равно была, как он помнит – и вчера, и поза…, и поза-поза…

Пройдя в спальню, Игорь ощутил, как тёмно-зелёный свет полуотклеенных от стен обоев давит ему на мозги. А в голове всё также плясало. Бум, бум. Бум, бум.

Обведя взглядом шкаф, кровать, стул, он понял, что в этой коморке ему больше надеяться было не на что, в ней уже ничего фактически и не было. Оставалась лишь одна идея. По крайней мере, почти всегда срабатываемая.

Подняв с пола брюки, он натянул их на свои тощие ноги. Смотреть карманы он не стал. Он знал, что там всегда было пусто. Надев белую, смятую рубашку, вторую в этом доме рубашку, кроме той, что служила тряпкой и мирно покоилась под столом в кухне, он снял ключ с гвоздя, вбитого в стену, который на удивление всегда находился на своём месте, как ни одна другая вещь в доме. Промешкавшись в коридоре и с трудом найдя свои тапки, он надел их на босые ноги и поспешно покинул свою квартиру. Выйдя в подъезд, он тут же нажал на кнопку звонка соседней двери. Трясущиеся руки он спрятал за спину. За дверью послышалось старческое кряхтенье. Долгая возня перед дверью, от которой Игорь стал нервно скрипеть зубами. Повернулся ключ в замке. Дверь отворилась. На пороге возникла старушенция, лет эдак под восемьдесят. Старушка натянула на нос очки и, прищурившись, улыбнулась:

-А, Игорюш, ты. Здравст…

Она даже не успела договорить, как тут же, стрекотом автомата произнеслись из Игоревых уст слова:

-Марь Сергеевна, займи червонец до получки!

Мария Сергеевна с искренним сожалением улыбнулась и закрыла перед гостем дверь.

«Она даст. Я знаю. Она даст» - вертелось в голове Игоря

Спустя минуту старушенция вновь открыла дверь. На этот раз в её руках, словно миражом засверкала красная купюра.

-Спасибо, Марь Сергеевна!

Игорь быстро выхватил деньги из её рук. А Мария Сергеевна долго простояла возле открытой двери, слушая, как быстро удалялись шаги идущего вниз по ступенькам соседа. Мария Сергеевна протёрла платком свои очки, стёрла с глаза слезу и, закрывая дверь, произнесла:

-Какой золотой человек… Был.

Когда три месяца назад возле дома Игоря очистили детскую площадку, а на её месте построили магазин, он, как немногие его соседи, был рад, потому
как ближайший магазин находился в квартале от его дома. Эдакий марш-бросок в то время давался довольно-таки трудно подуставшему за длительные ночные посиделки на кухне Игоря. Возник он, словно гром среди ясного неба, Хотя для Игоря было скорее наоборот - словно ясное небо во время грома.

Легко расставшись с червонцем, Игорь пулей вылетел из магазина. На весёлое детское «драсьте» ребятишек, по сей день гуляющих на своей площади, только теперь подле новопостроенного магазина, он что-то буркнул. Благо, что нечленораздельно. Для детской психики это был бы крах, услышь они ответ.

Птицей взлетев на третий этаж, поцеловав двери добродушной соседки, он скрылся за дверьми собственной квартиры. Неразбувшись зайдя на кухню, он трясущимися руками открутил пробку, затем налил в стакан прозрачной жидкости. Выдохнув воздух из лёгких со звуком: «Фху», он поднял стакан и вылил содержимое себе в рот с мыслью: «Как бы дожить до завтра? », «Ведь завтра что-то будет?»…
 

Ульяна -всем добра)

Новичок
Не пьет 16 дней
Регистрация
6 Ноя 2019
Сообщения
85
"Эту маленькую историю я написал о человеке, с которым ненадолго познакомился лет 12 назад. Я жил с ним в рабочем общежитии, и, наблюдая за его образом жизни, написал эту историю как предостережение для него - нацарапал в тетрадке и вручил лично ему в руки. И всё бы ничего, только совсем недавно я осознал, что сам становлюсь своим же персонажем..."
Ведь завтра что-то будет?

Утро началось с похмелья. Снова почувствовав тошноту, Игорь накрыл лицо одеялом. Он даже не пытался встать. Лишь прижав колени к животу, он жалобно стонал. Так продолжалось уже пятнадцать минут. Как раз столько времени назад лучи утреннего солнца зашли в стекло лишь слегка зашторенного окна и, как казалось самому спящему, просто вонзились ему в лицо. Игорь проклинал вчерашний вечер. И, скорее, не за количество выпитого, а за то, что не догадался закрыть эту чёртову штору.

-Ох, блин, - вновь проскулил он, пытаясь вспомнить, что произошло вчера.

Заметив, что голова раскалывается от этого ещё больше, он мгновенно бросил эту затею. Почувствовав, что одеяло мешает ему дышать, он откинул его в сторону. Луч солнца, словно ждал этих действий со стороны своей жертвы – тут же ослепил беднягу. Закрытые веки слабо помогали. Казалось, что свет проникал сквозь них в самый центр головного мозга и под уже образовавшийся там ритм: «Бум, бум», начинал подплясывать.

Игорь, даже не попытавшись открыть глаза, с трудом встал с постели. Привкус рвоты подкатил к горлу. На удивление быстро, хотя ноги и казались словно ватными, он рефлекторно нашел дорогу в коридор, а затем и в туалет. Спустя десять минут, он вышел оттуда и, облегчённо вздохнув, вошёл в соседнюю дверь – дверь ванной. Нащупав в темноте выключатель, он нажал на кнопку. Как только свет тусклой лампочки проник во все уголки маленькой комнаты, Игорь впервые за это проклятое утро открыл глаза и тут же встретился со взглядом своего отражения в огромном, размером во всю стену, треснувшем зеркале.

-Какой ужас, - поприветствовали они друг друга.

Игорь открыл кран и, даже не дождавшись, когда ванная наполнится, плюхнулся в лужицу с холодной водой. Заметного облегчения не было, пока ванная не набралась до половины.

-Твою мать! – произнёс он, вновь увидев человека за стеклом.

«Ох, докатился» - с этой мыслью он с головой погрузился в воду.

Физиономия, которая смотрела на него каждое утро из этого зеркала со временем становилась всё чернее и чернее. Взгляд, в котором когда-то наблюдался не всем данный оптимистический, жизненный свет – теперь стал бесцельно тусклым, будто вовсе неживым. На лице стали выделяться скулы, уши стали слегка оттопыренными. За последний год отражение Игоря очень похудело. Не сам Игорь, а только его отражение. Лишь его он видел каждое утро, и лишь по утрам он осознавал, что мелкими шагами приближается к пропасти.

Холодная вода не помогала. Он знал это. Он знал, что нужно было выпить. А ещё он знал, что у него нет ни копейки за душой. Да и души-то впрочем-то и… Хотя, это был спорный вопрос; что-то человеческое в нём всё-таки было, хотя бы облик да речь.

Даже не вытираясь, он вышел из ванной. Нагишом прошёл на кухню. С надеждой обшарив полки единственного находящегося там предмета мебели-
старого кухонного стола и единственного прибора бытовой техники - антикварного маленького холодильника, не работающего уже более месяца, он понял, что снова ничего не оставил на опохмел. Пустые бутылки, мирно лежащие на поцарапанном паркетном полу, были явным доказательством того, что вчера было выпито всё, впрочем, как и позавчера и поза-поза… Но смутная надежда почему-то всё равно была, как он помнит – и вчера, и поза…, и поза-поза…

Пройдя в спальню, Игорь ощутил, как тёмно-зелёный свет полуотклеенных от стен обоев давит ему на мозги. А в голове всё также плясало. Бум, бум. Бум, бум.

Обведя взглядом шкаф, кровать, стул, он понял, что в этой коморке ему больше надеяться было не на что, в ней уже ничего фактически и не было. Оставалась лишь одна идея. По крайней мере, почти всегда срабатываемая.

Подняв с пола брюки, он натянул их на свои тощие ноги. Смотреть карманы он не стал. Он знал, что там всегда было пусто. Надев белую, смятую рубашку, вторую в этом доме рубашку, кроме той, что служила тряпкой и мирно покоилась под столом в кухне, он снял ключ с гвоздя, вбитого в стену, который на удивление всегда находился на своём месте, как ни одна другая вещь в доме. Промешкавшись в коридоре и с трудом найдя свои тапки, он надел их на босые ноги и поспешно покинул свою квартиру. Выйдя в подъезд, он тут же нажал на кнопку звонка соседней двери. Трясущиеся руки он спрятал за спину. За дверью послышалось старческое кряхтенье. Долгая возня перед дверью, от которой Игорь стал нервно скрипеть зубами. Повернулся ключ в замке. Дверь отворилась. На пороге возникла старушенция, лет эдак под восемьдесят. Старушка натянула на нос очки и, прищурившись, улыбнулась:

-А, Игорюш, ты. Здравст…

Она даже не успела договорить, как тут же, стрекотом автомата произнеслись из Игоревых уст слова:

-Марь Сергеевна, займи червонец до получки!

Мария Сергеевна с искренним сожалением улыбнулась и закрыла перед гостем дверь.

«Она даст. Я знаю. Она даст» - вертелось в голове Игоря

Спустя минуту старушенция вновь открыла дверь. На этот раз в её руках, словно миражом засверкала красная купюра.

-Спасибо, Марь Сергеевна!

Игорь быстро выхватил деньги из её рук. А Мария Сергеевна долго простояла возле открытой двери, слушая, как быстро удалялись шаги идущего вниз по ступенькам соседа. Мария Сергеевна протёрла платком свои очки, стёрла с глаза слезу и, закрывая дверь, произнесла:

-Какой золотой человек… Был.

Когда три месяца назад возле дома Игоря очистили детскую площадку, а на её месте построили магазин, он, как немногие его соседи, был рад, потому
как ближайший магазин находился в квартале от его дома. Эдакий марш-бросок в то время давался довольно-таки трудно подуставшему за длительные ночные посиделки на кухне Игоря. Возник он, словно гром среди ясного неба, Хотя для Игоря было скорее наоборот - словно ясное небо во время грома.

Легко расставшись с червонцем, Игорь пулей вылетел из магазина. На весёлое детское «драсьте» ребятишек, по сей день гуляющих на своей площади, только теперь подле новопостроенного магазина, он что-то буркнул. Благо, что нечленораздельно. Для детской психики это был бы крах, услышь они ответ.

Птицей взлетев на третий этаж, поцеловав двери добродушной соседки, он скрылся за дверьми собственной квартиры. Неразбувшись зайдя на кухню, он трясущимися руками открутил пробку, затем налил в стакан прозрачной жидкости. Выдохнув воздух из лёгких со звуком: «Фху», он поднял стакан и вылил содержимое себе в рот с мыслью: «Как бы дожить до завтра? », «Ведь завтра что-то будет?»…
да уж...сказать нечего..я еще фильм недавно смотрела, Покидая Ласвегас, тоже такой тематики, он старый, про нашего *брата*
 

Робби

Участник
Не пьет 2 месяца 23 дня
Регистрация
17 Сен 2019
Сообщения
804
Пол
мужской
и автор не пьет: 2мес. 8дн.
а продолжение будет?
 

ПростоМария

Эксперт
Не пьет 21 день
Регистрация
28 Мар 2018
Сообщения
3,142
Пол
женский
и автор не пьет: 6дн.
Спасибо!
Отличная история. Под завтрак правда тяжело было читать:-D
 
Сверху Снизу